25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая

25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая

^ 25. С желтоватого на красноватый

Длинноватая рука из невидимой дали
   На последующее утро, в девять, Корица приехал в «резиденцию» не один. Рядом в машине посиживала мама. Последний раз Мускатный Орешек показывалась тут больше месяца 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая вспять – тоже явилась с отпрыском без предупреждения. Мы позавтракали, побеседовали с час о каких-либо пустяках, и она уехала.
   Сняв куртку, Корица поставил кассету с Огромным концертом Гайдна (он слушал его 3-ий денек попорядку), приготовил 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая на кухне чай и жарил тосты для мамы, которая еще не завтракала. Тосты у него выходили отменные – хоть на выставку. Пока он, как обычно, наводил порядок на кухне, мы 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая с Мускатным Орешком пили чай за небольшим столиком. Она съела всего один тост, тонко намазанный маслом. Утро было промозглое, шел снег с дождиком. Мы практически не говорили, чуть обмениваясь репликами о погоде. Хотя по ее 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая лицу и тому, как она гласила, я лицезрел, что ей охото мне что-то сказать. Отламывая от тоста куски размером с почтовую марку, Мускатный Орешек не спеша высылала их 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая в рот. Мы то и дело посматривали за окно, на дождик. Казалось, и она, и я давным-давно с ним знакомы.
   Когда Корица окончил свои дела на кухне и принялся за уборку 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая комнат, Мускатный Орешек повела меня в «примерочную». Она была устроена точь-в-точь, как в кабинете на Акасаке, – такая же по размеру, по форме. Двойные шторы на окнах, из-за которых даже деньком в 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая комнате стоял полумрак. Корица открывал их лишь на 10 минут, пока убирался в «примерочной». Кожаный диванчик, стеклянная ваза с цветами на столе, высочайший торшер. В центре – широкий десктоп, на котором разложены ножницы, различные лоскутки 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая, древесный ящичек с нитками и иголками, карандаши, альбом (несколько страничек в нем даже были заполнены набросками), какие-то особые штучки, наименования и предназначения которых я не знал. На стенке висело 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая огромное, в рост человека, зеркало, один из углов «примерочной» отгорожен ширмой, за которой можно переодеваться. Посетительниц «резиденции» приводили конкретно в эту комнату.
   Трудно сказать, для чего Мускатному Орешку и Корице пригодилось устраивать точную копию 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая «примерочной», что на Акасаке. В этом доме в таковой маскировке нужды не было. Не по другому, они (ну и клиенты тоже) так привыкли к той «примерочной», что ничего другого 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая для декорации и обстановки комнаты придумать не смогли. А может, им таковой дизайн – под «примерочную» – по вкусу пришелся. Мне лично комната нравилась. Реальная «примерочная». В окружении различного портновского инструментария я ощущал себя на удивление расслабленно 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая. Интерьер немного сюрреалистический, но не неестественный.
   Мускатный Орешек усадила меня на кожаный диванчик и присела рядом.
   – Ну, как ты себя ощущаешь?
   – Нормально, – ответил я.
   На ней был изумрудно-зеленый костюмчик 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая. Маленькая юбка, огромные шестигранные пуговицы на пиджаке застегнуты под самое гортань на манер кителя, который носил Неру, затратные плечики размером с маленькую сковороду. Мне сходу вспомнился один давний умопомрачительный кинофильм, изображавший наиблежайшее 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая будущее. В нем практически все дамы в футуристическом городке щеголяли в схожих нарядах. В ушах у Мускатного Орешка красовались большие пластмассовые клипсы того же цвета, что и костюмчик, – некий особо броской зелени, как будто 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая намешанной из нескольких красок специально в тон костюмчику. Вобщем, могло быть и напротив: костюмчик сшили специально под клипсы. Бывает ведь время от времени, что нишу в стенке устраивают так, чтоб 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая в нее как раз поместился холодильник. Что ж, может, так и нужно, помыслил я. Невзирая на дождик, Мускатный Орешек была в очках – конечно, с зеленоватыми стеклами. Чулки тоже были зеленоватые. Похоже 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая, сам денек сейчас выдался зеленоватым.
   Привычными мягенькими движениями Мускатный Орешек достала из сумочки сигареты и, чуток скривив губки, прикурила от зажигалки. По последней мере хоть зажигалка оказалась не зеленоватой – это была ее возлюбленная 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая плоская золотая вещица, на вид очень дорогая, которая замечательно подходила к зеленоватому. Мускатный Орешек положила одну ногу в плотно облегающем зеленоватом чулке на другую, бросила критичный взор на свои колени и 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая, одернув юбку, здесь же перевела глаза на меня.
   – Неплохо, – повторил я. – Всё так же.
   Она кивнула:
   – Не утомился? Может, отдохнуть хочешь?
   – Да нет. Привык уже. На данный момент куда легче, чем ранее.
   Мускатный Орешек помолчала 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая. Дым ее сигареты вертикально подымался к потолку, напоминая веревку, которую индийский факир своими заклинаниями принуждает тянуться ввысь, и вытягивался в вентиляционное отверстие. Бесшумнее и сильнее установленного там вентилятора в мире, наверняка 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая, не было.
   – А у вас как дела? – поинтересовался я.
   – У меня?
   – Не утомились?
   – Что, похоже? – Мускатный Орешек поглядела на меня.
   Она вправду показалась мне вялой, когда вошла. В ответ на мои 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая слова слабо вздохнула.
   – В журнальчике, который сейчас с утра принесли, снова про нас написано. Из серии «Тайна дома с повешенными». Как для тебя заголовок? Кинофильм ужасов, право слово.
   – Уже 2-ая статья? – спросил 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая я.
   – Точно, 2-ая, – произнесла Мускатный Орешек. – Хотя не так издавна очередной журнальчик писал на ту же тему. К счастью, связи меж ними никто не увидел. Во всяком случае, пока.
   – Ну и как? Чего 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая-нибудть новенькое? О нас?
   Она потянулась к пепельнице, аккуратненько потушила сигарету и немного покачала головой. Зеленоватые клипсы чуть качнулись, как будто крылышки бабочки ранешней весной.
   – Ничего особого, – ответила она и после недлинной паузы 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая продолжала: – Кто мы, чем увлечены – пока никто не знает. Я оставлю журнальчик, прочтешь позже, если любопытно. Кстати, желала тебя спросить… здесь мне прошептали, что у тебя есть шурин, узнаваемый политик, из не 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая так давно выдвинувшихся. Правда?
   – Правда. К огорчению. Старший брат супруги.
   – Той, что пропала? – уточнила Мускатный Орешек.
   – Той самой.
   – Он в курсе, что ты тут делаешь?
   – Знает, что я каждый денек сюда прихожу 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая. Знает, что я что-то тут делаю. У него есть человек, который меня отслеживал. Мне кажется, он очень переживает из-за того, что я тут. Но больше ничего он 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая пока знать не должен.
   Мускатный Орешек задумалась, позже подняла глаза и спросила:
   – Вижу, ты не больно жалуешь собственного шурина?
   – Что правда, то правда.
   – Он тебя тоже, наверняка, недолюбливает?
   – Это слабо сказано.
   – И ты 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая говоришь, он переживает из-за того, что ты делаешь тут? Почему?
   – Это же для него скандал – если окажется, что его родственник замешан в каком-нибудь непонятном деле. Ведь он – личность влиятельная, ему положено беспокоиться 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая из-за таких вещей.
   – Он не может специально слить газетчикам информацию – я имею в виду то, что ему понятно? Как думаешь?
   – Бог знает, что у Нобору Ватая на уме. Но давайте 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая рассуждать здраво: чего он таким макаром добьется? Быстрее захотит сохранить это в тайне, не привлекая внимания сторонних.
   Мускатный Орешек длительно крутила в пальцах небольшую золотую зажигалку. Казалось, в ее руках под 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая порывами ветерка вертится золотая мельница.
   – А почему ты ранее ничего не говорил нам о собственном шурине? – поинтересовалась она.
   – Не только вам. Я вообщем о нем никому не рассказываю. Меж нами с самого начало 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая как-то не заладилось, а сейчас практически до ненависти дошло. Я не собирался скрывать его от вас. Просто не задумывался, что данная тема заслуживает внимания.
   Мускатный Орешек опять вздохнула, сейчас поглубже.
   – Все 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая-таки было надо о нем поведать.
   – Может быть, – согласился я.
   – Надеюсь, ты понимаешь: посреди наших клиентов есть люди из большой политики и бизнеса. Очень влиятельные люди. Различные знаменитости. Все, что их 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая касается, должно быть строго секретно. Вот почему мы так заботимся об этом. Понимаешь?
   Я кивнул.
   – Сколько времени и сил Корица издержал на эту сложную систему. Благодаря ей мы можем держать наши дела 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая в тайне. Он все обмыслил самым кропотливым образом: лабиринт из подставных компаний, запутанная двойная, даже тройная бухгалтерия, анонимный паркинг в отеле на Акасаке, идеальная работа с клиентурой, контроль за доходами и расходами, устройство этой 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая «резиденции»… ведь все тут он выдумал. До сего времени система работала фактически идеально – так, как он высчитал. Естественно, средств на нее уходит много, но дело не в деньгах. Принципиально, чтоб 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая дамы, которые сюда приезжают, ощущали себя расслабленно. Они должны быть убеждены, что защищены самым надежным образом.
   – Ты хочешь сказать, что на данный момент эта система под опасностью?
   – Да, к огорчению, – произнесла Мускатный Орешек 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая.
   Она взяла ящичек, в каком лежали сигареты, достала одну, но длительно не зажигала, мяла в пальцах.
   – А здесь еще у меня объявляется шурин, достаточно узнаваемый политик, и из-за этого может 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая разразиться реальный скандал?
   – Совершенно правильно. – Ее губки немного дрогнули.
   – И что обо всем этом задумывается Корица? – решил поинтересоваться я.
   – Он молчит. Как большая устрица на деньке моря. Закрылся внутри себя, плотно затворил дверь 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая и серьезно о кое-чем размышляет.
   Мускатный Орешек внимательно поглядела на меня и, в конце концов, как будто вспомнив о сигарете, закурила и продолжила:
   – Я до сего времени нередко думаю об 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая этом. Я имею в виду убийство супруга. Для чего им пригодилось его убивать? Кто принудил их залить гостиничный номер кровью, вырвать внутренности и унести с собой? У меня это в голове не укладывается 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая. Супруг был не из числа тех, кого убивают таким утонченным методом.
   Но погибель супруга – еще не все. Не поддающиеся объяснению вещи, которые случались в моей жизни до сего времени, – вдруг 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая появившаяся страсть выдумывать новые фасоны и желание стать дизайнером, которое так же в один момент угасло; то, что Корица лишился речи, а меня затянуло в такие странноватые действия – все это похоже на чей 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая-то план, запрограммированный заблаговременно, спланированный во всех деталях с одной целью. Чтоб я оказалась тут. Никак не могу избавиться от этой мысли. Такое чувство, как будто мною управляет неописуемо длинноватая рука 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая, она тянется ко мне из неизвестной дали, а жизнь моя – только подходящий транзитный маршрут, которым следуют все эти действия.
   Из примыкающей комнаты доносился чуть слышный шум – Корица пылесосил пол. Как обычно, он 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая делал свою работу кропотливо и методично.
   – У тебя никогда не было такового чувства? – обратилась ко мне Мускатный Орешек.
   – Я не считаю, что меня куда-то затянуло. Я тут, так как мне нужно быть тут 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая.
   – Чтобы дунуть в магическую флейту и разыскать Кумико?
   – Да.
   – Тебе есть что находить. – Она не спеша сменила позу. Сейчас ее ноги, затянутые в зеленоватые чулки, лежали по-другому. – И все 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая имеет свою стоимость.
   Я слушал ее молчком.
   В конце концов она подвела черту.
   – Пока клиентов приглашать сюда не будем. Корица так решил. Поначалу статьи в журнальчиках, сейчас еще твой шурин… Сигнал светофора сменился 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая с желтоватого на красноватый. Вчера мы вполне отменили прием, начиная с нынешнего денька.
   – И сколько продлится это «пока»?
   – Пока Корица не залатает образовавшиеся в системе дыры и мы не убедимся, что кризис миновал 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая. Извини, но мы не можем третировать угрозой, какой бы малозначительной она ни казалась. Корица будет приезжать сюда как обычно. Но клиентов не будет.
 
* * *
 
   Когда Корица и Мускатный Орешек собрались уезжать 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая, дождик, который шел с самого утра, совершенно не стал. Сгрудившиеся на парковке в стайку 5 воробьев чистили в лужах перышки. «Мерседес» Корицы уехал, автоматические ворота медлительно затворились, а я остался посиживать у окна 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая, смотря поверх веток на затянутое тучами зимнее небо. Вспомнились слова Мускатного Орешка о длинноватой руке, которая тянется из неизвестной дали. Я представил руку, высунувшуюся из низковато висевших над землей черных туч. Ничего для 25. С желтого на красный•Длинная рука из невидимой дали - Книга первая себя картина… Реальная книжная иллюстрация – в самый раз для какой-либо наизловещей истории.


25-organizaciya-truda-na-predpriyatii-uchebnij-kurs-nizhnij-novgorod-2003-udk-69-003-121-519-6-bbk-65-9-2-32-5.html
25-osnovnie-metodi-zashiti-cheloveka-ot-opasnostej-chelovek-sreda.html
25-osnovnie-principi-i-celi-deyatelnosti-konkretnoj-firmi-taganrogskij-gosudarstvennij-radiotehnicheskij-universitet.html